Zuzuka INC
Everybody loves me!

Название: Дело о кошмарах
Автор:Zuzuka INC
Размер: мини
Жанр: АУ, ангст, ужасы, крэк, психология
Пейринг: Джон, Джим, Шерлок и - Фредди!
Рейтинг: пока R, но будет расти до NC-17 (хотя не гарантирую что будет секс)
Предупреждения: кровь, трупы, убийства, сны и т.д. и т.п. Кроссовер с Кошмаром на улице Вязов.
В ПРОЦЕССЕ!



Улица исходила то ли туманом, то ли паром, в котором терялись очертания домов. Джон осторожно пробирался сквозь молочную муть, сжимая в руке воронёную «беретту». Там, впереди, в самой тёмной подворотне – он знал это точно - затаился Враг. Джон не размышлял, что и зачем, все его инстинкты вопили о необходимости устранить опасность, пока не стало слишком поздно.
Чем дальше двигался Джон, тем менее плотным становился туман. Наконец Уотсон заметил странное движение, вверх-вниз, вверх-вниз, словно неправильный маятник, который перепутал плоскости и теперь двигался, как ему заблагорассудится. Джон прищурился и с немалым удивлением разглядел впереди играющих детей. Они прыгали через скакалку и хором повторяли одну и ту же считалочку. Джон никак не мог разобрать слова, английский все время сменялся пушту*, а тот перетекал в быстрый дари** и обратно. Да и дети казались ему странными, неправильными: они были то одеты в серую форму, как в какой-нибудь английской частной школе, то снова играли совершенно обнаженными, будто Джон не в Лондоне, а на задворках афганской деревни.

Раз, два, Фредди идет за тобой,
Три, четыре, запри-ка лучше дверь
Детские голоса окружили Уотсона со всех сторон.
Пять, шесть, возьми распятие!
Семь, восемь, встанешь поздно!


Из тумана к Джону подъехала маленькая девочка на трёхколесном розовом велосипеде. Ее светлые волосы скрепляла голубая лента, а легкое белое платье, должно быть, совсем не грело. Доктор поежился, чувствуя, как сырость забирается под куртку.
- Здравствуй, - сказала девочка. - Тебя как зовут?
- Джон. А тебя?
Девочка хихикнула, смущенно улыбнулась, но не ответила. Вместо этого она подняла руку и указала на выросший прямо перед ними дом.
«Что это за место?» - Джон нахмурился от нехороших предчувствий, что заворочались у него внутри.
Поднялся и завыл ветер. Под его порывами зазвенели колокольчика над входом. Джон взглянул на колокольчики и увидел, что это длинные бритвы. Входная дверь со скрипом отворилась.
- Мне нужно идти, - печально сказала маленькая девочка. - Пока.
Бренча звонком на руле, она скрылась в темноте за дверью.
- Подожди! – закричал Джон. - Не езди туда!
Он бросился вслед за девочкой, выставив перед собой пистолет, как в плохом боевике.
Изнутри дом выглядел ужасно: окна выбиты, по пыльному полу, шурша, скользят сухие листья, на ободранных стенах красные потеки. Где-то в глубине дома раздавалось слабое эхо от треньканья велосипедного звонка и хихиканье девочки. Джон пошел прямо на звуки и очень скоро оказался перед тяжелой стальной дверью. Эта металлическая дверь на заклепках выглядела несколько неуместной в трухлявом заброшенном доме.
Джон медленно открыл дверь, за которой увидел лестницу, ведущую куда-то вниз, в темноту. Он осторожно спустился по ступенькам и оказался в темной мрачной комнате, заваленной старой пыльной мебелью, книгами и стопками ветхих журналов.
Внимание Джона мягкое привлекло звяканье. Маленькая девочка выкатилась на велосипеде из темноты и остановилась возле него.
- Ты не спасёшь меня, как бы ни старался, - сказала девочка.
- Почему?
Она посмотрела на Джона печальными тёмными глазами.
- Фредди пришел, - сказал малышка с мрачным спокойствием.
Джон услышал скрежет металла.
Повинуясь порыву, Джон схватил девочку в охапку и, охваченный животным ужасом, бросился бежать. Оглянувшись через плечо, он увидел растущую за спиной хохочущую тень.
«Это не то, против чего поможет оружие» - понял Джон и прижал к себе ребенка ещё крепче.
- Всё будет… хорошо, - прошептал он ей, перемежая слова со злыми, судорожными вздохами.
- Когда встретишь моего братика… скажи ему…люблю… - пробормотала девочка ему на ухо и затихла.
Джон посмотрел на неё и увидел, что девочка превратилась в обугленный хрупкий трупик. Неожиданно её крохотный ротик раскрылся, издав душераздирающий вопль.

Джон подскочил в кровати и сел, задыхаясь от кошмара. За окном шумело раннее утро, бледный свет заливал спальню. Джон уставился на свои руки– те были измазаны какой-то серой пылью. Он осторожно принюхался и похолодел. Пахло гарью и пеплом.
Окончательно впасть в панику не позволила распахнувшаяся дверь и уже одетый Шерлок, натягивающий на руки кожаные перчатки.
- Собирайся, Джон, у нас есть дело! – воскликнул он, сияя прозрачными, расширенными в предвкушении глазами.
- Но… - начал Джон, - сколько сейчас времени? Ты же не выходишь из дома раньше семи.
- Пять часов, и это мелочи. Свой утренний чай я уже выпил, так что мы можем отправляться.
- Погоди-ка, ты сам приготовил себе чай?
- Джон, мы опаздываем на встречу. Джим не отличается долготерпением.
- Джим? Это же не тот Джим, о котором я подумал? Ты что, с ума сошёл?!– взорвался Джон и рывком соскочил с кровати. Он ещё не отошел от, наверное, ужаснейшего в своей жизни кошмара, и поэтому был на взводе.
Шерлок подскочил к нему, вцепился в плечи, рискуя наставить синяков, и закружил по комнате.
- Это же сам Мориарти! Понимаешь, Джон?! Он позвонил и попросил помощи!
- Твою мать… - простонал Джон и возвёл глаза к потолку.
Кошмар продолжался.

ПРИМЕЧАНИЯ:
* и ** - два основных языка, на которых говорят в Афганистане.


Это было странно. Нет, это было чертовски странно!
Джон сидел между преступным консультантом и консультирующим детективом, мирно попивающими чай в уютной гостиной, и чувствовал, что еще чуть-чуть, и он не выдержит и пристрелит их обоих.
- Вы можете уже приступить к делу?! – раздраженно выпалил Джон после четвертого упоминания о погоде.
- Синяки под глазами, плохое настроение, стресс; доктора, очевидно, снова мучают кошмары?– Мориарти бросил на Шерлока непроницаемый взгляд. Тот пожал плечами и захрустел овсяным печеньем.
- Зачем спрашивать, если ты еще месяц назад установил в его комнате камеру, - сказал он.
- О боже, - пробормотал Джон и прикрыл глаза рукой.
Находится с этими двумя в одном помещении становилось совершенно невозможно, однако Холмс и Мориарти наедине это в сотни раз хуже, чем Холмс и Мориарти, напару калечащие его и без того не самую здоровую психику.
- Итак? – Шерлок отставил, наконец, свою чашку и сложил ладони под подбородком.
Мориарти зеркально повторил его действия и слегка прищурился, словно оценивал реакцию на свою небольшую шутку. Джон сглотнул и отвернулся, ему было неприятно смотреть на это, неприятно думать, что Мориарти и Шерлок, по сути, просто две стороны одной медали, гениальные антагонисты, которые в любой момент могут поменяться местами.
- Семнадцать убийств, - начал Джим. - Основная масса произошла в течение последнего времени, ночью, кое-что напоминает несчастный случай, кое-что работу не слишком аккуратного психопата.
- Однако? – детектив вскинул бровь.
- Он не играет ни по каким правилам и портит мои планы, к тому же – о, это тебе понравится! – никаких улик кроме необычного характера повреждение, - Джим опустил уголки рта и печально вздохнул,- представляешь, милый, я до сих пор не смог его вычислить. Слишком много крови и слишком мало следов. Взгляни сам.
- Он уже мне нравится, – Шерлок извлек из кармана пиджака пискнувший «блекбэрри» и довольно хмыкнул, рассматривая присланные фотографии. - Любопытно. Похоже, мне все-таки нужно было заинтересоваться этим раньше. Майкрофт, помнится, упоминал нечто такое. Что скажешь?– он передал телефон Джону.
Тот пролистнул несколько изображений и нахмурился. Минуту спустя его брови поползли вверх.
- Но это невозможно! – воскликнул Джон, - нельзя проделать в человеке столько дыр и при этом без входных отверстий! Это определенно были какие-то острые лезвия, бритвы или ножи, но кожа на спине чистая, без ран, будто бы…
- Верно, доктор Уотсон, их распотрошили изнутри, - Мориарти кивнул и закатил глаза, - такая неприятность! А знаете что самое поганое? Я до сих пор не знаю, как такое можно проделать! – консультирующий преступник сорвался в крик, лицо его исказила яростная гримаса, но он мгновенно успокоился и даже растянул губы в извиняющейся улыбке. - О, простите. Бессонные ночи, мёртвые клиенты - сами понимаете.
Шерлок задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
- Кто?
- О чём ты? – Джим выглядел удивленным, настолько, что даже не верилось, что он может быть неискренен. Холмс вскочил и забегал по комнате кругами, рассуждая на ходу и сверля Мориарти бледно-голубыми глазами.
- Тот человек, очевидно, последняя жертва, кто он? Думаю, он был к тебе настолько близок, что после его смерти ты сразу же озаботился вопросом собственной безопасности. Очевидно, снайпер, правая рука, телохранитель…
Джим медленно захлопал, хихикая и посматривая на Шерлока едва ли не с обожанием.
- Ты и до этого додумался, прекрасно! Себастьян Моран, один из моих ближайших помощников. Был убит вчера в собственной ванне, ему перерезали горло от уха до уха. Его фотография где-то посередине.
- Тот блондин? – уточнил детектив, нехорошо ухмыляясь, - Неужели он в твоем вкусе?
- Почему нет, - Джим явно лукавил, слишком уж блестели его глаза.
- Я задаюсь вопросом, почему «да», - Шерлок навис над противником, словно большая, черная, жутковато скалящаяся птица.
- Боюсь, ты не поймешь.
- О.
Джон переводил взгляд с одного на другого, на стремительно сокращающееся между противниками расстояние и в голову его приходили странные мысли. Совсем неподобающие.
- Хватит! – рявкнул он, прерывая войну взглядов, - Вы не могли бы быть более..! Ведите себя прилично, оба!
- Твой пёсик всегда такой нервный? – недовольно протянул Мориарти и потянулся за чашкой с наверняка остывшим чаем. На лице его не осталось и следа былого азарта.
- Я не пёсик! – огрызнулся Джон, резко поднимаясь с твердым намерением сделать этот мир лучше путем удара в челюсть одному неприятному типу.
- Только когда плохо спит, – скучающе произнёс Шерлок и ткнул пальцем в сторону. – Балкон и свежий воздух там.
Ладно. Двум типам.
Скрипя зубами, Джон отправился на балкон, отдышаться и проветриться. Шерлок был и в единственном количестве невыносим, но в паре с Мориарти становился просто ужасен.
Балкончик, небольшой и не застекленный, выходил на стройку, где громадная гора стекла, бетона и алюминия стремительно поднималась навстречу небу. Джон зевнул и потёр глаза – в них словно песка насыпали. Он не мог нормально выспаться уже вторую неделю: то Шерлок начинал греметь на весь дом своими пробирками или терзать скрипку, то просто не спалось. Трудно с утра ощущать бодрость, когда видишь одни кошмары, наяву и во сне.
Джон даже не удивился, заметив рядом с собой невесть откуда взявшуюся маленькую девочку. На этот раз темноволосую и коротко подстриженную, в том же белом платье.
- Привет, - сказал он.
Девочка посмотрела ему в лицо. Она выглядела бледной и нездоровой.
- Скоро ты с ним познакомишься.
Джон нахмурился:
- С кем?
- Пусть ищет его во снах. Скажи ему, - малышка печально улыбнулась. Лицо ее покрылось трещинами, словно у разбито фарфоровой куклы, большие темные глаза остановились и остекленели. Джон заметил, что подол у её платья испачкан в чём-то свежем и красном.
- Кого искать? – спросил Джон внезапно осипшим голосом.
Джон.
-Джон! – доктора резко встряхнули. Он моргнул и с трудом сфокусировался на Шерлоке. Похоже, задремал стоя. – Хватит спать. Едем!
- Куда?
- На место убийства, конечно же, – полы тёмного пальто взметнулись, Шерлок развернулся и быстрым шагом прошёл в квартиру. Джон поспешил за ним.
- А где..?
- Отправился за информацией. Мне звонил Лейстред, похоже, появились ещё жертвы.
- Замечательно, - пробормотал доктор, - надеюсь это не какой-нибудь ребёнок.
Шерлок замер.
- Откуда ты знаешь?
Это было странно. Нет, это было чертовски странно!
Джон сидел между преступным консультантом и консультирующим детективом, мирно попивающими чай в уютной гостиной, и чувствовал, что еще чуть-чуть, и он не выдержит и пристрелит их обоих.
- Вы можете уже приступить к делу?! – раздраженно выпалил Джон после четвертого упоминания о погоде.
- Синяки под глазами, плохое настроение, стресс; доктора, очевидно, снова мучают кошмары?– Мориарти бросил на Шерлока непроницаемый взгляд. Тот пожал плечами и захрустел овсяным печеньем.
- Зачем спрашивать, если ты еще месяц назад установил в его комнате камеру, - сказал он.
- О боже, - пробормотал Джон и прикрыл глаза рукой.
Находится с этими двумя в одном помещении становилось совершенно невозможно, однако Холмс и Мориарти наедине это в сотни раз хуже, чем Холмс и Мориарти, напару калечащие его и без того не самую здоровую психику.
- Итак? – Шерлок отставил, наконец, свою чашку и сложил ладони под подбородком.
Мориарти зеркально повторил его действия и слегка прищурился, словно оценивал реакцию на свою небольшую шутку. Джон сглотнул и отвернулся, ему было неприятно смотреть на это, неприятно думать, что Мориарти и Шерлок, по сути, просто две стороны одной медали, гениальные антагонисты, которые в любой момент могут поменяться местами.
- Семнадцать убийств, - начал Джим. - Основная масса произошла в течение последнего времени, ночью, кое-что напоминает несчастный случай, кое-что работу не слишком аккуратного психопата.
- Однако? – детектив вскинул бровь.
- Он не играет ни по каким правилам и портит мои планы, к тому же – о, это тебе понравится! – никаких улик кроме необычного характера повреждение, - Джим опустил уголки рта и печально вздохнул,- представляешь, милый, я до сих пор не смог его вычислить. Слишком много крови и слишком мало следов. Взгляни сам.
- Он уже мне нравится, – Шерлок извлек из кармана пиджака пискнувший «блекбэрри» и довольно хмыкнул, рассматривая присланные фотографии. - Любопытно. Похоже, мне все-таки нужно было заинтересоваться этим раньше. Майкрофт, помнится, упоминал нечто такое. Что скажешь?– он передал телефон Джону.
Тот пролистнул несколько изображений и нахмурился. Минуту спустя его брови поползли вверх.
- Но это невозможно! – воскликнул Джон, - нельзя проделать в человеке столько дыр и при этом без входных отверстий! Это определенно были какие-то острые лезвия, бритвы или ножи, но кожа на спине чистая, без ран, будто бы…
- Верно, доктор Уотсон, их распотрошили изнутри, - Мориарти кивнул и закатил глаза, - такая неприятность! А знаете что самое поганое? Я до сих пор не знаю, как такое можно проделать! – консультирующий преступник сорвался в крик, лицо его исказила яростная гримаса, но он мгновенно успокоился и даже растянул губы в извиняющейся улыбке. - О, простите. Бессонные ночи, мёртвые клиенты - сами понимаете.
Шерлок задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
- Кто?
- О чём ты? – Джим выглядел удивленным, настолько, что даже не верилось, что он может быть неискренен. Холмс вскочил и забегал по комнате кругами, рассуждая на ходу и сверля Мориарти бледно-голубыми глазами.
- Тот человек, очевидно, последняя жертва, кто он? Думаю, он был к тебе настолько близок, что после его смерти ты сразу же озаботился вопросом собственной безопасности. Очевидно, снайпер, правая рука, телохранитель…
Джим медленно захлопал, хихикая и посматривая на Шерлока едва ли не с обожанием.
- Ты и до этого додумался, прекрасно! Себастьян Моран, один из моих ближайших помощников. Был убит вчера в собственной ванне, ему перерезали горло от уха до уха. Его фотография где-то посередине.
- Тот блондин? – уточнил детектив, нехорошо ухмыляясь, - Неужели он в твоем вкусе?
- Почему нет, - Джим явно лукавил, слишком уж блестели его глаза.
- Я задаюсь вопросом, почему «да», - Шерлок навис над противником, словно большая, черная, жутковато скалящаяся птица.
- Боюсь, ты не поймешь.
- О.
Джон переводил взгляд с одного на другого, на стремительно сокращающееся между противниками расстояние и в голову его приходили странные мысли. Совсем неподобающие.
- Хватит! – рявкнул он, прерывая войну взглядов, - Вы не могли бы быть более..! Ведите себя прилично, оба!
- Твой пёсик всегда такой нервный? – недовольно протянул Мориарти и потянулся за чашкой с наверняка остывшим чаем. На лице его не осталось и следа былого азарта.
- Я не пёсик! – огрызнулся Джон, резко поднимаясь с твердым намерением сделать этот мир лучше путем удара в челюсть одному неприятному типу.
- Только когда плохо спит, – скучающе произнёс Шерлок и ткнул пальцем в сторону. – Балкон и свежий воздух там.
Ладно. Двум типам.
Скрипя зубами, Джон отправился на балкон, отдышаться и проветриться. Шерлок был и в единственном количестве невыносим, но в паре с Мориарти становился просто ужасен.
Балкончик, небольшой и не застекленный, выходил на стройку, где громадная гора стекла, бетона и алюминия стремительно поднималась навстречу небу. Джон зевнул и потёр глаза – в них словно песка насыпали. Он не мог нормально выспаться уже вторую неделю: то Шерлок начинал греметь на весь дом своими пробирками или терзать скрипку, то просто не спалось. Трудно с утра ощущать бодрость, когда видишь одни кошмары, наяву и во сне.
Джон даже не удивился, заметив рядом с собой невесть откуда взявшуюся маленькую девочку. На этот раз темноволосую и коротко подстриженную, в том же белом платье.
- Привет, - сказал он.
Девочка посмотрела ему в лицо. Она выглядела бледной и нездоровой.
- Скоро ты с ним познакомишься.
Джон нахмурился:
- С кем?
- Пусть ищет его во снах. Скажи ему, - малышка печально улыбнулась. Лицо ее покрылось трещинами, словно у разбито фарфоровой куклы, большие темные глаза остановились и остекленели. Джон заметил, что подол у её платья испачкан в чём-то свежем и красном.
- Кого искать? – спросил Джон внезапно осипшим голосом.
Джон.
-Джон! – доктора резко встряхнули. Он моргнул и с трудом сфокусировался на Шерлоке. Похоже, задремал стоя. – Хватит спать. Едем!
- Куда?
- На место убийства, конечно же, – полы тёмного пальто взметнулись, Шерлок развернулся и быстрым шагом прошёл в квартиру. Джон поспешил за ним.
- А где..?
- Отправился за информацией. Мне звонил Лейстред, похоже, появились ещё жертвы.
- Замечательно, - пробормотал доктор, - надеюсь это не какой-нибудь ребёнок.
Шерлок замер.
- Откуда ты знаешь?


Домой они вернулись далеко заполночь.
Джон поднялся в свою спальню, от усталости даже забыв пожелать Шерлоку спокойной ночи. Там он позволил себе упасть на кровать, не раздеваясь, и подтянул колени к груди. Это было ужасно. Джон провел на войне десять лет; он видел много странных, страшных картин человеческой жестокости, и не все из них могли быть оправданны военной необходимостью, но сегодняшнее убийство…
Всё началось с места преступления. Небольшой аккуратный особняк в элегантной и чуть брезгливой к остальному миру Белгравии. Блюющая рядом с выкрашенной в розовый дверью Салли. Алые брызги на светлых стенах детской. Широкая кровавая полоса на потолке, словно по нему тащили истекающее кровью тело. И ребёнок. Маленькая мёртвая девочка, лежащая на постели среди горы игрушек и собственных внутренностей. Кто-то выпотрошил ее, оставив нетронутым только лицо и кисти рук.
Джону едва хватило выдержки, чтобы осмотреть труп. Ему всё время казалось, что пустые глаза девочки укоризненно за ним наблюдают, словно это он виноват в ее смерти. Взгляд Шерлока, мечущегося по комнате, так же часто останавливался на Джоне, а все из-за их последнего разговора. Пожалуй, ему не стоило лишний раз открывать рот, но когда Шерлок спросил у него, откуда доктор знает, что их вызвали на место убийства ребёнка, тот смог выдавить из себя лишь «да так, приснилось». За что и стал объектом пристального внимания детектива.

Джон всё ещё ворочался с боку на бок, стараясь избавиться от тяжёлых мыслей, когда капля воды ударила его по носу. Он открыл глаза и пристально посмотрел на потолок. Но это был уже другой потолок, потолок старого дома. Мокрое пятно всё увеличивалось - что-то протекало этажом выше.
Джон приподнялся и увидел девочку, стоявшую рядом с его кроватью. Её лицо было таким же, как и у той, чьё тело он сегодня осматривал.
- Ты должен был рассказать о своих снах, я ведь предупреждала. Теперь он заставит тебя помочь ему, - сказала девочка.
- Помочь? - спросил Джон нервно. – Чем помочь и кому? Скажи мне!
Ужасающий скрежет раздался со всех сторон, он будто ввинчивался прямо в голову, вынудив Джона стиснуть зубы и прикрыть уши ладонями.
- Я не могу. - Она развернулась и вышла в распахнувшуюся перед ней скрипучую дверь.
Джон встал и последовал за девочкой, поднимавшейся вверх по лестнице. Он продолжал идти за ней, и они достигли верхнего этажа. Затем девочка исчезла, а перед Джоном вырос длинный коридор, в конце которого виднелась дверь, слабо освещенная спускающейся с потолка тусклой лампой.
Джон быстрым шагом преодолел пространство до нее, повернул ручку и вошел. Это была ярко освещенная, обитая мягким войлоком комната, какие есть в каждой психиатрической больнице. В дальнем углу сидела скрюченная трясущаяся фигура в смирительной рубашке.
Джон приблизился к фигуре. Неожиданно она завертелась юлой, а затем зарычала на него. Это был ещё один Джон, хотя лицо его было лицом Шерлока.
- Освободи меня, ты, идиот! - заорала фигура. - Я твоя память!
Джон в смятении отступил, но тут же завалился назад и стал куда-то падать.
- Ты не должен позволять ему делать это, не давай ему контролировать свои сны! – кричал ему вслед Джон-Шерлок.
Джон падал в темноту и плакал, хотя не мог вспомнить причину. Приземление оказалось жёстким: Джон отбил себе копчик, ушиб спину и еще долго не мог сделать ни единого вдоха, лишь бессмысленно открывал рот. Когда ему это удалось, он некоторое время не двигался, пытаясь прийти в себя. Наконец Джон поднялся и с удивлением понял, что находится на кладбище. Оно не походило на лондонское и выглядело заброшенным.
Повсюду высились старинные кельтские кресты, серые каменные плиты с истёршимися от времени надписями и сложенные небольшими пирамидками булыжники. Растительность, не считая чахлой травы, отсутствовала. Джон медленно прошёлся между захоронениями, не понимая, что он тут делает. Внезапно из глубины кладбища прямо к его ногам протянулась длинная тень. Она походила на дорожку и выглядела… приглашающе. Недолго думая, Джон зашагал прямо по ней, и очень скоро увидел, что тень отбрасывало чёрное надгробие, единственное, которое здесь выглядело новым. Он подошел ближе и, сощурившись, прочел имя, выбитое золотыми буквами: Шерлок Холмс.
Джон испуганно отпрянул и замотал головой:
- Нет, нет… нет! Неправда!
Земля на могиле зашевелилась, словно что-то пыталось из неё выбраться. Джон зажмурился и сжал кулаки.
- Я должен проснуться, я должен проснуться… это всё только сон, – бормотал он.
Он слышал шорох земли, скрипы, хихиканье, однако по-прежнему не открывал глаз, до тех пор, щёку не оцарапало что-то холодное и острое, а мерзкий голос не проскрипел прямо в ухо:
- Привет, Джонни.
- Не припомню, чтобы мы… были знакомы, - Джон нервно сглотнул, когда уткнулся взглядом в затянутую в чёрно-красную полосатую ткань руку, на которую была надета перчатка с прикрепленными к ней длинными острыми лезвиями. Неизвестный собеседник стоял позади Джона, обхватив его поперёк груди, поэтому его лица было не разглядеть.
- Не помнишь – не значит не знаешь, - хрипло рассмеялся он, - но теперь я вернулся и мы поиграем. Давай, назови же мне имя - я не смогу до него добраться, пока ты не проведёшь меня. Поверь, я пытался, - мужчина издевательски вздохнул, - увы, всё время попадаю не по адресу.
- Не понимаю, о чём вы!
- Сколько несчастных детишек мне придется распотрошить, прежде, чем до тебя дойдёт, а, Джонни? Неужели тебе их совсем не жалко? Ну же! – доктора встряхнули. - Чьё имя отравляет тебя, кого ты ненавидишь больше всех? Произнеси его вслух и дай мне исполнить наш договор!
Джон медленно обернулся и уставился на обезображенное ожогами и шрамами лицо. Его едва не стошнило при взгляде на сочащуюся сукровицей кожу и кроваво-белесые комки на месте глаз.
- Джим Мориарти, - сказал он прежде, чем смог себя остановить.
Обожжённый человек в чёрно-красном свитере зловеще ухмыльнулся, при этом верхняя губа у него треснула и из раны на подбородок потекла чёрная кровь.


Джон проснулся весь в поту, с колотящимся сердцем и твёрдой уверенностью, что только что совершил нечто непоправимое. Он откинул одеяло, спустил ноги с кровати и потёр лицо, прогоняя остатки сна. Наверное, стоит рассказать Шерлоку о том, что с ним происходит.
Джон встал, переступил босыми ногами по полу, ища и не находя тапочек на привычном месте. Захотелось глотнуть свежего воздуха, но для этого нужно было сначала открыть окно. Именно это Джон и попытался сделать, но задвижка никак не поддавалась, поэтому он просто прислонился лбом к холодному стеклу и бросил взгляд на улицу. Которой попросту не было: вместо привычного лондонского пейзажа за окном оказалась чья-то спальня. Джон прильнул к окну, стараясь не упустить ни единой детали. Почему-то это ему казалось важным.
На тумбочке рядом с двуспальной кроватью горел ночник, позволяя рассмотреть раскинувшееся поперёк неё смутно знакомое тело. Без строгого костюма, растрёпанного, с плотно сжатым ртом его было трудно узнать, и всё же это был Мориарти. Он спал беспокойно, ворочался и что-то бормотал, хмуря тонкие брови.
Джону захотелось убить его ещё сильнее, чем когда бы то ни было. Это желание исходила откуда-то изнутри и жгло похуже огня. В ярости он стукнул кулаком по стеклу, затем ещё и ещё, пока не сбил костяшки в кровь. Это немного отрезвило, и Джон наконец обратил внимание на странность - окно оставалось целым, словно доктор и не пытался его разбить. О недавнем напоминали лишь мутные бурые разводы на стекле и несколько капель крови.
Уотсону внезапно пришла в голову мысль, какого чёрта за его окном вдруг появилась спальня Мориарти, ведь именно там ей быть не положено! Но она была, и вряд ли это обстоятельство могло значить что-то хорошее - ни для него, ни для Мориарти.
Что самое ужасное, Джон не мог вспомнить ни единой причины, по которой он так ненавидел консультирующего преступника. Хотя тот и являлся законченным мерзавцем, нужно было кое-что посущественнее, чтобы объяснить почти болезненную тягу к его зверскому убийству.
Джон снова бросил взгляд за окно.
Мориарти выгибался и вертелся, закусывал губу и кричал, широко распахивая незрячие глаза. Он спал, но, по-видимому, сон был или чересчур приятным, или…
В этот момент из носа и рта Мориарти хлынула кровь, раскрашивая тёмным его грудь и кремовое постельное бельё.
… это был кошмар.
- Эй! – крикнул Джон и заколотил в окно, - эй, проснись! Просыпайся, твою мать!
Его охватил ужас и иррациональное чувство вины, словно это он виноват в происходящем. Тем временем простынь на кровати Джима, будто живая, скрутилась в жгут и петлёй затянулась на его шее.
-Джим, Джим!!! – орал Джон, - проснись, ублюдок!
Оконное стекло от особенно сильного удара пошло трещинами и разлетелось на куски.
Джон с криком подскочил на кровати.
Он снова был в своей спальне, в своей постели и задыхался от страха и тревоги. Бледный утренний свет уже просочился в комнату, часы показывали девять утра. Джон поднёс трясущиеся окровавленные руки к лицу и выдохнул сквозь зубы. Происходящее с ним всё меньше и меньше напоминало обычные сны; проблема определённо стоила того, чтобы обсудить её с Шерлоком.
Однако умывшись, перевязав пораненные руки и спустившись на кухню, вместо разговора с детективом Джон принялся молча готовить завтрак. Холмс лежал на диване в гостиной и о чём-то напряженно думал. Только когда Джон поставил перед ним на стол чашку чая и тарелку с сандвичами, Шерлок отвлёкся от созерцания потолка.
- Что у тебя с руками?
Джон неопределённо пожал плечами.
- Так вышло.
- Джим сказал, что ты пришел к нему ночью и попытался задушить.
- Это неправда, - возразил Джон.
- Тебя не было в комнате с полуночи до утра, и я не знаю, где ты был.
«Я сам не знаю» - хотелось ответить Джону, но он смолчал.
- Джон.
- М?
- Так где ты был?
- Я спал.
- Ты уверен?
- Совершенно.
Шерлок повернулся набок и ухватил Джона за руку. Доктор болезненно дернулся, но не стал сопротивляться. Пальцы Шерлока приятно холодили кожу; в общем-то, в его прикосновении не было ничего, чего бы Джон не желал.
- Джон, - детектив говорил нерешительно, будто опасаясь чего-то, - я думаю это связано с… ну, тем, чего ты не помнишь. Мне неприятно об этом говорить, но ты должен постараться…
- Нет! – он отступил от Шерлока, выдирая руку из его хватки, и повторил чуть спокойнее, - нет. Я не хочу ничего вспоминать.
- Джон! Это ненормально! Ты пропал на целый год и вернулся с такими прорехами в памяти, что я вообще не понимаю, как ты можешь…
- Заткнись! Не тебе говорить мне, что я могу! Это твоя вина, Шерлок!
- Я знаю.
Они никогда не говорили об этом. Шерлок старательно делал вид, что ничего не было, а Джон – что между ними всё осталось по-прежнему. Правда в том, что между ними зияла пропасть в почти три года, половину из которых Джон считал Шерлока мертвецом, а вторую предпочёл забыть. Джон вспомнил свой недавний сон и могильную плиту, на которой золотыми буквами сияло имя детектива, и вздрогнул. Он бы не хотел увидеть её снова, ни во сне, ни наяву.
- Его зовут Фредди, - тихо сказал он.
- Кого?
- Того, кто живёт в моих снах.



В ОБЗОРЫ

Вопрос: Как вам идея такого кросса?
1. Зашибись! 
8  (66.67%)
2. Я конечно понимаю, фантазия богатая, но что это было? 
3  (25%)
3. Займись переводами 
1  (8.33%)
4. А можешь начать писать уже что-то ТРАДИЦИОННОЕ??? 
0  (0%)
Всего: 12

@темы: мои фанфики, ШЕРЛОК ВВС, Фредди